CqQRcNeHAv
Вы находитесь здесь: Главная > Все о группе > Fernando об истории группы

Fernando об истории группы

n33793Свое существование группа начала в 1989 году, когда я (Fernando), Ares и двое других парней, чьи имена не относятся к нашей истории, сформировали группу «Morbid God» «Темный Бог». Это было результатом долгого процесса разговоров о группе, сочинения логотипов, названий, и мечтаний о музыкальных достижениях.
Еще кроме «Morbid God» мы создали проект, с названием «Archangel» где я как бы играл на ударных, а Ares пел. С течением временем до нас дошло, что очень трудно иметь два проекта одновременно, и было принято решение заострить внимание на «Morbid God» как на самом супер серьезном сатанинском проекте, воспоминания теперь о тех названиях и идеях, до сих пор заставляют нас краснеть.
После длительных усилий по поиску необходимого оборудования, инструментов и репетиционной базы, которая нужна была нам, чтобы больше не репетировать дома у нашего гитариста, мы нашли место, собственность городского совета нашего маленького городка Brandoa (где живем мы до сих пор) и принялись за работу. Не очень хочется вспоминать первые репетиции, когда все шло наперекосяк, и нашу первую записанную композицию «The Fever». Да над ней велась долгая работа, и записана она была на 12-ти дорожечный микшер Mantus-а, который пришел в группу чуть позже в конце 1990 года. Помню, как прослушали её и с основанием убедились, что для хорошей студии это полное дерьмо. Старались быть к себе как можно самокритичнее, понимая, что без упорного труда и качественного продукта, нам вряд ли светит успех.
Потом забрали в армию нашего ударника и гитариста, в результате чего группа была заморожена на целый год, на протяжении которого ничего не делалось. Затем вернулся наш гитарист, пришел Mantus, и мы стали сочинять что-нибудь достойное студийной работы. Этой вещью стал «Serpent Angel» – наш самый первый релиз. После него нас пригласил независимый лейбл MTM принять участие в двойном LP-сборнике лучших португальских металлических групп. Поняв, что такой шанс дается только один раз, мы рискнули записать свой релиз. Мы репетировали до умопомрачения, и сводили ее на маленькой студию. После многочисленных мытарств, наконец, выпустили промо-запись, разослав ее по всей андеграундной сцене. Это было 22 августа 1992 года. Нас ждали положительные отзывы, небольшие лейблы предлагали выпустить EP и даже LP но мы решили не спешить и, записать демо, сделать изменения в концепции группы, названии и продолжить по серьезному. Изменили состав группы, был выгнан наш старый ударник, и принят новый гитарист. Mike — наш новый ударник, известный как Nisroth, присоединился к группе в октябре 1992. В том же 1992 году группа была переименована в Moonspell, название более близкое нам по духу. Воодушевленные этим мы с утроенной энергией продолжили репетиции и записали еще несколько композиций. Три из них были записаны на той же самой студии, и выпущены как Moonspell демо «Anno Satanae» записанное, в январе 1993 и выпущенное месяцем позже. Песни назывались: «Goat on Fire», «Ancient Winter Goddess» и «Wolves from the Fog». Это демо было признано классикой андеграунда и было выпущено в виде двух самофинансируемых изданий, польское и двухдорожечный сингл. Отзывы о нем были настолько хороши, что даже французская фирма Adipocere предложила нам выпустить mini CD, который и был записан в январе 1994, это и было наш настоящий дебют в сфере звукозаписи.
Расставшись с гитаристом, мы пригласили Tanngrisnir-а из группы Decayed (нас связывала дружба с этой группой, который мы помогали вначале, но не смогли более заниматься этим) и взяли клавишника Pedro Paixao (Passionis или Neophytus). Они очень оживили группу и внесли новый материал, с таким составом была создана одна из наиболее амбициозных и удивительных записей 1994 года на андеграундной сцене: «Under the Moonspell», которая объединяла в себе интерес к южной культуре, оккультизму и эротизму с музыкой, которую играли Bathory и Celtic Frost, такие группы как Dead can Dance, с арабской и португальской народной музыкой. Этот мини дал нам самых первых фанов приковал внимание прессы, и что самое главное, бесспорно, помог нам получить контракт с нашим нынешним лейблом знаменитым — Century Media.
Одновременно мы стали играть вживую. До 1994 у нас был лишь один концерт на — на разогреве у Decayed, в ноябре 1993. Мы отыграли несколько концертов на Юге Португалии, в Лиссабоне и Oporto и пользовались большим успехом, разогревая Cradle of Filth, Cannibal Corpse Samael и думмеры из Anathema в Лиссабоне.
Контракт с Century Media был нашей сбывшейся мечтой. После было много репетиций, экспериментов с всевозможными материалом в мозаике наших увлечений, чтобы достичь как можно более мрачного звука, более сильных песен и эротической, смертельной лирики. «Wolfheart» без сомнения очень сильный альбом, был создан во время нашего тура в Германию, где мы работали с Waldemar Sorychta, чье продюсирование нам очень нравилось, и за короткое время наша вторая мечта сбылась. Когда был выпущен «Wolfheart» никто кроме нас не верил в него, и последующие несколько месяцев продажи диска были низкие, за исключением разве что нескольких успешных продаж в Португалии. Что бы раскрутить диск мы нуждались в европейском туре, и он последовал вместе с Morbid Angel на разогреве у них, во время их тура Domination 1995 года. Перед этим был небольшой тур хэдлайнерами в Англии, дав там 3 концерта, мы получили шанс получше узнать иностранную аудиторию.
Тур с Morbid Angel был одним из самых хороших событий, случавшихся с Moonspell, и, одновременно, самым трудным опытом в нашей жизни. Сначала, в промежутке между выпуском Wolfheart и началом тура, по разным причинам от нас ушли оба наши гитариста, взамен мы взяли Ricardo из португальской группы P.Waltz (которые не были рады этой идее и давали по этому поводу ребяческие интервью, развлекавшие нас в течение всего тура) и в течение семи недель играли, переезжали, творили, продавали мерчидайзинг, делали все что были должны делать. Мы впервые играли в, Австрии, Франции, Италии, Испании, Германии и т.д. имели фантастический успех, несмотря на небольшую раскрутку. Но мы шли до конца, продажи Wolfheart возросли с выпуском digipack-а и мы превзошли в продажах Morbid Angel. Люди услышали «Alma Mater», «Vampiria» и другие вещи, и были проданы около 50.000 копий альбома, в который никто не верил.
Нас очень хорошо встретили на двух концертах в Португалии перед ноябрьским туром с Tiamat в Германии. Они очень помогли нам выступить там. Вскоре после этого мы ездили в Польшу и Чехословакию, чтобы сыграть на самых больших фестивалях в нашей карьере, играя с такими группами как Kreator и Testament и собирая по 7000 человек. После этого, получили самые восторженные отзывы и стали в 1995 и 1996 гг. одной из самых популярных металлических групп в Польше с непрерывными показами по ТВ и радио.
Затем мы начали готовить наш второй альбом и вернулись в Германию, для участия в фестивале Out of the Dark с Crematory, The Gathering и Secret Discovery. Этот тур имел большой успех, на нем мы представили некоторые новые вещи аудитории и побили все рекорды по продажам футболок! Это был положительный опыт, который закончился в понедельник в семь часов утра в Германии Дортмунде, когда спустя два часа мы вошли в студию, чтобы начать работу над нашим новым альбомом. Waldemar снова продюсировал нас, но теперь он имел более зрелую группу, которая знала точно, что делать. Результатом наших совместных усилий стал лучший наш на тот момент альбом Irreligious, отличный от Wolfheart, то, что мы всегда хотели делать, не смотря на критики в наш адрес, что мы изменились. Критика нами была принята с удовольствием, мы хотели измениться! Ненадолго мы приостановили запись, отыграв в Португалии с Mao Morta, а затем, в середине мая, закончили альбом.
Тем временем мы играли на Super Bock, Super Rock к большому негодованию промоутера и после записи нашего первого клипа «Opium», снятого на старых и узких улицах Лиссабона, выпустили альбом. Сначала в Португалии, на лучшем концерте в нашей жизни, состоявшемся в старом монастыре Convento do Beato 12 июля 1996. Мы обещали что-то незабываемое нашим фанатам, и я надеюсь, что все те 3000 людей, пришедших посмотреть на нас, оставили воспоминания об этом шоу глубоко в своих сердцах. В первый раз мы отыграли полный тур в Португалии, и результат превзошел все ожидания.
Альбом разошелся в Португалии в огромном для такой стране количестве около 10000 штук, и вошел в историю такого вида музыки и культуры в нашей стране. Затем последовал европейский релиз в Дортмунде на небольшом (всего 1000 человек) концерте, но эффект был потрясающий, альбом ворвался German Top 50 и в течение восьми недель находился там! За этим следует концерт на PopKomm в Кельне (Германия), и мы вернулись в Португалию, чтобы подготовиться к двухмесячному европейскому туру с Samael. Он проходил с сентября по начало ноября, и закончился следующим туром, который в Германии собирал в среднем по тысяче человек. А альбом тем временем возглавлял итальянские, австрийские, финские и голландские чарты.
Мы были утверждены как группа, работающая на разогреве у Type O Negative в их европейском туре, и еще одна наша мечта сбылась. А перед этим туром мы были хэдлайнерами на концерте двух наиболее известных португальских групп в лиссабонском Колизее, играя для трех тысяч фанатов, которые пришли посмотреть на нас, и мы благодарны им, но больше не хотим этого повторять. Тур с Type O Negative был первым нашим действительно БОЛЬШИМ, мы играли на разных площадках, где приобретали новую аудиторию, других же оставляли безразличными, но в целом, тур с секс-символом дарк рока: мистером Стилом, с его фантастической группой и хорошей командой техподдержки, сделался незабываемым и был одним из наиболее важных шагов в истории нашего коллектива.
В это время Irreligious был продан уже более чем 50000-ым тиражом и Moonspell был выбран VIVA открытием 1996 года, оставив Marilyn Manson и Korn позади. Это был для нас определенно хороший год!
После короткого перерыва мы собрались на репетиции и поняли, что карьера Moonspell была хорошей, но что-то гнило в ядре группы, которое существовало всегда, и определялось личными отношениями и привилегиями между членами, независимо от того, что говорилось внешнему миру. Во время обсуждений выявились глубокие разногласия, мы потеряли элегантность, которая характеризовала наши отношения, и в группу пришла ненависть. К счастью, впервые с конца 1994 года у нас не было никаких планов и туров, что мы нашли время, чтобы обдумать и проанализировать наше состояние. Только не думайте, что мы собрались за столом и обсуждали это как цивилизованные люди. Ведь у нас была музыка, которую мы создавал и музыка, в конце концов, решала многое, лечила и испытывала группу. Много говорили об уходе Ares`а, особенно он сам, и я должен определить нашу позицию, основанную на реальном положении дел, не отвечая на дешевые провокации из разных источников и придуманные ими события. Правда, в том, что все разногласия между нами и его грубо придуманной версией останутся только нашими. Однажды я написал очень эмоциональное объяснение всего произошедшего поэтически и абстрактно, но этого оказалось недостаточно, чтобы успокоить вопросы. Мы разошлись с Ares`ом (никто никого не выгонял, никто никем не жертвовал) потому что он тормозил нашу работу пытаясь опустить уровень нашей работы, грубо критикую ее и, что более важно, он не смог прийти к компромиссу и предложить свою альтернативу резкой и бессмысленной критике. Он забыл, что работает не сам, а с нами, и вы должны признать это по его игре и его потребности выпендрится, оставляя группу позади. ОН поверил что Moonspell – и есть он один, эта ситуация и стала причиной нашего разрыва. Случилось это в начале февраля, после того, весь коллектив решил что Moonspell продолжит существование и без него, Ares в дружественной обстановке пожал нам руки и пожелал удачи. Чуть позже мы узнали, что Ares зарегистрировал название Moonspell за собой, зарегистрировал песни с «Sin», неизвестными нам до сих пор средствами забрал репетиционные записи, возбудил против нас судебный процесс и угрожал юридическими санкциями, не только нарушив контракт, который связывал нас с Century Media, но и сделав ритуал рукопожатия смехотворно циничным и невыносимым. Мы защитили свой путь, мы были обязаны это сделать, чтобы история группы продолжилась. Важность, которую мы придаем этому, проистекает из того факта, что мы верили и поддерживали человека, который предал нас и подверг опасности будущее Moonspell так, как это сделал он. Если все, что он говорил о себе — правда, если он действительно был композитором и лидером, он мог бы нормально конкурировать с нами за счет своего таланта или нового проекта. Но прошло почти три года и помимо обнаружения новых аспектов наших отношений, я слышал только мало интересные новости о нем и его безуспешных проектах.
После такого шока мы принялись вновь работать над музыкой. Нашли нового басиста, — Sergio Crestana, который идеально подошел нам в группе и, как видите, все еще остается с нами, привнося свой вклад в творчество группы. Он был эклектичным, занятым музыкантом, который покинул Бразилию, чтобы посвятить себя музыке. Он пришел к нам из странного мира казино и клубов. Первым его опытом была игра на церемонии награждения в лиссабонском Колизее. Он был тепло встречен на польском фестивале Metal Maniac семью тысячами людей? а затем и на Dynamo Festival, на главной сцене в полдень в субботу, на одном из самых звездных живых выступлений в нашей карьере первой португальской металлической группы, осквернившей мифическую сцену Eindovhen`а. Год был завершен небольшим туром, где мы были хедлайнерами, о котором мало что можно рассказать.
Лето 1997 было разделено между участием во всех возможных летних фестивалях в Европе и записью Sin — альбома, чье ошибки обсуждались столь часто, что я не в силах добавить ничего нового. Фактически, выпуск Sin принес нам помимо осуждения, золотой шанс посетить лиссабонский Колизей хэдлайнерами, играя перед четырьмя тысячами братьев и соотечественников, которым понравилось наше выступление в 1996. Они приняли нашу энергию и отдали ее назад, это невозможно описать словами! В ту ночь мы получили серебряные диски за Irreligious и Sin, играли, забывая проблемы, получая море энергии. Так же нас пригласили в короткий и незабываемый южноамериканский тур, по Бразилии, Аргентине, Чили, Колумбии и Мексике. Мы назвали его Ego Tour. Кроме обычных летних обязательств, которые включали фестивали вроде Roskilde, Bizarre, Artifacts, на сей раз, мы имели возможность сыграть в Paredes Coura, на одной из наиболее красивых сцен, где мы когда-либо играли перед португальской аудиторией. Опыт был хорош, как никогда, так что даже критики не могли сказать ничего плохого про это шоу. Тогда же мы выступали хэдлайнерами по всей Европы. Наконец-то мы смогли показать свое собственное шоу после 3 лет игры на разогреве. Когда мы закончили этот тур в Лиссабоне, через 8 недель после начала, мы даже не были утомлены, у нас остались приятные воспоминания о совместной игре с Therion, Darkside и Anathema.
Декабрь 1998, год назад, был, главным образом, периодом отдыха, однако мы начали создавать основу для нашей следующей работы, которая была уже названа и концептуализирована. Столкновение с изменениями произошло различными побуждениями и рекомендациями, которые были в нашем духе во время сочинения, мы пригласили нового продюсера Andy Reilly помочь нам разрушить некоторые устои в Moonspell и достичь нашей большой цели с butterfly альбомом, который должен был приблизить нас к уникальному стилю, примиряя душу Moonspell с современным звучанием и артистическим контекстом. Мы думаем, что достигали этого в Trident Studios, создав мощный разносторонний альбом, который принят с уважением. В последствии как обычно много концертов игра живьем. Из всего этого я бы выделил путешествие в Стамбул с его особенностями и игру хэдлайнерами на фестивале Printemps de Bourges во Франции, стране, которая предоставила нам хорошее и очень теплое внимание, начиная с выпуска Sin, который разошелся там в количестве 12000 дисков! Также были несколько выступлений на португальских фестивалях.
С выпуском «The Butterfly Effect» мы отправились в наш первый североамериканский тур, где мы, наконец, встретились с давними фанатами и отплатили им за долгое ожидание. На сей раз, мы играли со шведами In Flames.
Европейский тур уже намечен, и я надеюсь увидеть или почувствовать ваши лица где-нибудь в толпе и через 3 года дописать к этой биографии то, чего еще никто не знает. Это не конец.

  • RSS

Комментарии закрыты.